Вход
Сбросить пароль
Сбросить пароль

Если вы забыли пароль, введите ваш E-Mail. Информация, необходимая для смены пароля, будет выслана вам по E-Mail.

Вход в личный кабинет
Сообщение в техническую поддержку
Сообщить об ошибке
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
07.05.2022, 10:15

В одной руке перо, в другой – автомат: с первых дней войны на фронт из ТАССР ушли более 120 писателей и журналистов

Портал KZN.RU рассказывает о тех, кто создавал летопись Великой Отечественной войны.

Фото: Нацмузей РТ

(Город Казань KZN.RU, 7 мая, Алина Бережная). С начала Великой Отечественной войны в числе добровольцев на фронт из ТАССР ушли более 120 писателей, поэтов и журналистов, которые наравне с солдатами сражались с врагом и описывали ход военных событий во фронтовых газетах. Пресса в годы войны поддерживала людей, способствовала сплочению и поднятию боевого духа. В преддверии 77-й годовщины Победы портал KZN.RU рассказывает о тех, кто создавал летопись Великой Отечественной войны.

На полях сражений погибли 34 литературных деятеля ТАССР

Когда в начале войны в Казань приехал руководитель Союза писателей СССР Александр Фадеев, двери этой общественной организации были закрыты, висела табличка: «Все ушли на фронт», рассказала старший научный сотрудник научно-экспедиционного отдела Национального музея РТ Миляуша Хайруллина. Тогда Фадеев предложил принять меры, чтобы вернуть татарских писателей с фронта, но никто из них не согласился.

Домой после войны вернулись не все, на полях сражений свои жизни за Победу отдали 34 писателя республики: Мухамет Аблеев, Фатых Карим, Адель Кутуй, Аитзак Аитов, Нур Баян, Мифтах Вадут, Хамит Кавеев и другие.

На фронте татарские писатели и воевали, и работали военными корреспондентами – писали во фронтовые газеты. «Каждый писатель был на передовой, они не отсиживались в редакциях – вели бои из окопов, попадали под бомбежки», – рассказала Миляуша Хайруллина.

К концу 1942 года на фронте выпускали более 600 дивизионных и бригадных газет, 93 корпусные армейские газеты. Печатались издания на разных языках народов СССР – русском, украинском, казахском, белорусском и других. Более 10 газет выходило на татарском языке. Самые популярные – «Ватан өчен», «Фронт хакыйкате», «Алга». В газетах публиковались государственные обращения, сводки с фронта, описывались бои и героические подвиги солдат. Цензура была – не разрешалось указывать численность погибших солдат.

Не забывали поэты и писатели о творчестве. До наших дней сохранились фронтовые блокноты и самодельные тетради из отдельных листов с черновиками произведений.

Муса Джалиль: «Кого-то из нас после войны не досчитаются»

Одним из первых ушел на фронт поэт Муса Джалиль. Весть о начале войны он узнал на вокзале, перед отъездом на дачу к своему другу, литературному критику Гази Кашшафу, рассказала заведующая Музеем-квартирой М.Джалиля Назира Фаттахова. «Кого-то из нас после войны не досчитаются», – обронил фразу вечером того же дня Муса Джалиль. На следующий день поэт пришел в военкомат добровольцем. 13 июля 1941 года он получил повестку, на войну его провожали жена Амина и маленькая дочь Чулпан. Перед отправкой на фронт Муса Джалиль прошел курсы политработника, а затем попал на Волховский фронт, в знаменитую Вторую ударную армию. Поэт поддерживал связь с семьей, часто писал письма.

«Дорогая моя Чулпаночка, видишь, как тебе часто пишу, потому что я люблю тебя и скучаю по тебе. Я уже еду на фронт воевать с фашистами, уже совсем мало осталось доехать до фронта. Мы обязательно выгоним мерзавцев-фашистов из Ленинградской области, потом со всей советской земли. Тогда будет все спокойно и хорошо», – написал дочери 9 марта 1942 года Муса Джалиль.

Несмотря на то, что поэт окончил курсы политработника, он попал на фронт как корреспондент газеты «Отвага». О деятельности Мусы Джалиля в редакции подробно рассказывал в своем дневнике ответственный секретарь газеты Виктор Кузнецов. «На днях наш редакционный коллектив пополнится еще одним сотрудником – приехал Муса Джалиль, известный татарский поэт, который производит впечатление серьезного и энергичного журналиста», – говорится в дневнике.

Писал Джалиль в газете о сражениях, ездил на передовую, общался с солдатами, то есть находился в эпицентре военных действий тех лет. Для сбора информации ему нужно было преодолевать пешком 25-30 км в день. «На днях вернулся из десятидневной командировки по частям нашего фронта на передовых линиях, где выполнял особое задание. Поездка была трудная, опасная, но очень интересная. Был все время под обстрелом. Три ночи подряд не спал, питался на ходу, но видел много», – писал в письме 25 марта 1942 года Муса Джалиль своему другу Гази Кашшафу.

Джалиль называл себя татарским писателем и писал на родном языке. Несмотря на то, что служба в газете «Отвага» поэту нравилась, его не покидала мечта работать в татароязычной прессе, в газете «Кызыл Татарстан». «Я татарский писатель, мне трудно в русской печати работать, я как писатель там мертв, а если я буду военкором «Кызыл Татарстан», то смогу посещать спецчасти, где татары развернут свою литературную деятельность – это будет большое дело для меня и нашей национальной печати. Поэтому жду успешного завершения ходатайства», – говорится в одном из писем поэта.

Параллельно с работой в газете Джалиль продолжал и литературную деятельность. Во время войны вышли два сборника его стихов. Он пробовал писать их и на русском языке – на страницах газеты «Отвага» опубликовано стихотворение «Весенние резервы Гитлера».

Вести литературную деятельность на фронте Джалилю помогал Гази Кашшаф. Вместе с письмами поэт посылал ему и свои стихи. Более того, 27 мая 1942 года поэт официально отправил ему литературное завещание. «До войны Муса Джалиль издал 10 поэтических сборников, но, как он сам считал, опубликовано лишь 30-35% написанного, поэтому все свое творчество в виде черновиков, беловиков он по завещанию доверил Гази Кашшафу. Преданный друг и во время войны, и после работал над сохранением творчества поэта», – рассказала Назира Фаттахова.

«Стихи писать некогда, у нас очень загружено время, есть несколько начатых тем, и материалов много, я очень рад, что ты заботишься о моем творчестве», – писал Кашшафу Джалиль.

Поэт работал и над произведениями для театра. Джалиля связывала тесная творческая дружба с композитором Назибом Жигановым. Перед отправкой на фронт друзья в знак скорой встречи обменялись ремнями. Джалиль мечтал после возвращения с войны создать не один десяток произведений, своими планами он делился с Жигановым. «Я для тебя готовил сюрприз, начал писать либретто для одной оперы без хора, с четырьмя-пятью солистами на тему Отечественной войны и имею очень интересный сюжет. Театр мог бы его ставить на сцене и сейчас, но я в Москве не успел закончить, скоро пришлю», – писал Джалиль. Но рукопись так и не дошла до композитора. Впрочем, не вышел в свет и готовый к печати очередной выпуск газеты «Отвага».

24 июня 1942 года Муса Джалиль оказался в числе попавших в окружение бойцов и командиров Второй ударной армии. 26 июня он был ранен и захвачен в плен. Сохранился список сотрудников редакции «Отвага», которые вышли из окружения. «Список на небольшом клочке бумаги написал ответсекретарь газеты Виктор Кузнецов – в нем два столбца. Вышли из окружения 7 человек, восьмым числился Залилов, но около фамилии стоял знак вопроса. Была версия, что ему удалось спастись, но позже фамилию зачеркнули. Поэт попал в плен», – рассказала Назира Фаттахова. На этом журналистская деятельность Мусы Джалиля завершилась.

Политические и сатирические плакаты поддерживали боевой дух и вселяли веру в Победу

Оставшиеся в тылу писатели продолжали писать, устраивали художественные вечера, выступали на радио. Всего за годы войны Татарское государственное издательство выпустило 220 книг писателей и поэтов республики общим тиражом свыше 1,5 млн экземпляров.

Наряду с радио и газетами одними из самых распространенных средств массовой агитации были плакаты. С одной стороны, они разоблачали врага, а с другой – поддерживали боевой дух работников тыла и вселяли в людей веру в Победу.

На плакатах изображали воинов Красной Армии перед отправкой на фронт, во время боев, а также тружеников тыла. Выпускались они на двух языках – татарском и русском.

«Выпуск политических плакатов начался с первых дней войны, их главная цель была поддержать боевой дух народа. Только за первый год войны Татгосиздат выпустил свыше 500 тысяч плакатов», – рассказала старший научный сотрудник Национального музея РТ Вера Иванова.

Во время войны выпускались и плакаты «Окна сатиры». В отличие от многотиражных плакатов сатирические плакаты прокрашивали клеевой краской вручную при помощи трафарета. Рисовали их быстро, могли за один день. Всего за годы войны было выпущено около 170 таких плакатов. Тираж каждого из них мог доходить до 300 экземпляров. «Плакаты вешали во всех многолюдных местах Казани. Они отражали последние события войны», – отметила Вера Иванова.

Создавали плакаты художники товарищества «Татхудожник», среди них Иосиф Бобровицкий, Николай Сокольский, Кирилл Овчинников и другие. Они трудились в тяжелых условиях – в мастерской было холодно и сыро, поэтому работали художники в дубленках и валенках.

Плакаты в сатирической форме высмеивали врага. Фашистские захватчики изображались карикатурно, в образе змей, скрюченных под гусеницами советских танков, в схватке с партизанами, под обстрелами, проткнутые штыками. Рисунки сопровождались яркими фразами. Использовались строки из стихов Владимира Маяковского, Сергея Смирнова, Веры Инбер, Александра Жарова, Семена Кирсанова и других.

После Победы в Великой Отечественной войне в 1945 году в Государственном музее ТАССР (ныне – Национальный музей РТ) была организована выставка, в ней приняли участие 7 художников, были представлены 44 плаката. В последующие годы плакаты единично экспонировались на тематических выставках.

Фото: Город Казань KZN.RU, Нацмузей РТ

Все новости